Как может обычный работник скорой помощи рассуждать про смысл человеческой жизни? Что он может вообще знать об этом? Оказывается многое. Пример тому история врача Георгия Егорова.

Каждый день он видит людей, которые пребывают на тонкой грани между этим и потусторонним миром. Его задача удержать их в этом. Но его интерес в том, чтобы понять, что они чувствуют в момент борьбы за жизнь и понять, почему в последнюю минуту люди ведут себя настолько по-разному.

Эту мысль как-то четко выразил священник Константин Кобелев: «Когда замечаешь, что ты повредил человеку в его движении к Богу — это самое болезненное переживание. Ведь человек может разочароваться в вере и в жизни по моей вине».

О любви и смысле жизни
«Мне никогда не забыть, как однажды по вызову наша бригада приехала к пожилому священнику, которого свалил инфаркт. Он лежал на кровати в темно-синем подряснике с небольшим крестом в руках. Объективные данные говорили о кардиогенном шоке. Давление крайне низкое. Больной был бледен, с холодным липким потом, сильнейшими болями. При этом внешне не просто спокоен, а абсолютно спокоен и невозмутим».

© DepositPhotos

«И в этом спокойствии не было никакой натяжки, никакой фальши. Мало того. Меня поразил первый же заданный им вопрос. Он спросил: “Много вызовов? Вы, наверное, еще и не обедали?” И обращаясь к своей жене, продолжил: “Маша, собери им что-нибудь покушать”. Далее пока мы снимали кардиограмму, вводили наркотики, ставили капельницу, вызывали «на себя» специализированную реанимационную бригаду, он интересовался, где мы живем, долго ли добираемся до работы. Спросил слабым голосом, сколько у нас с фельдшером детей и сколько им лет».

© DepositPhotos

Продолжение на следующей странице:

 
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here